AZ

RU

EN





 
Аналитика 2016
Уход советских могикан предваряет реформы

Уход советских могикан предваряет реформы

2016 Сентябрь 12 ( Среда )  15:56:42
English Azərbaycan

Уход с политической арены одной из главных политических фигур Центральной Азии (ЦА) Ислама Каримова предваряет новую эпоху трансформации не только Узбекистана, но всего региона. Это событие логически входит в цепочку пертурбаций, которыми охвачен третий мир.

Уход Каримова был предопределен велением времени перемен, которое затронуло всю Евразию, и в той или иной форме трансформирует авторитарные или полуавторитарные режимы восточного типа в преддемократии или демократии.

Кризис авторитарных экономик, наглядно выявил наличие системных проблем сформировавшихся после распада СССР новых независимых стран и продемонстрировал  их неспособность более развиваться в прежнем режиме, основанном на эксплуатации  природных ресурсов и коррупции.

Советские элиты, узурпировавшие власть со времени СССР находятся в замешательстве, понимая необходимость перемен, и что эти перемены станут концом их «вечного» правления. В большинстве своем они  не смогли принять предложения цивилизованного мира о трансформации в демократии,  и ошибочно (что доказывает нынешнее кризисное состоянии обществ)  пошли по пути сопротивления переменам и формирования клановых государств.

Еще до самого масштабного  кризиса после развала Союза, который охватил постсоветское пространство с 2014 года, элиты все еще были уверены, что им удастся корректировать  ход истории в нужном  русле. Президент Азербайджана Ильхам Алиев также был уверен, что высокие цены на нефть, которая является базовой подпиткой режима, сохранятся еще не менее чем на 25 лет.  Однако эта ошибочная перспектива подвела его,  как и других правителей постсоветских государств к вынужденному принятию решений о реформировании зашедших в тупик  систем.

Еще вчера, казалось бы, авторитарные режимы стоят прочно, монополизировав экономику и установив репрессивный контроль над  обществом. Даже западные политики и аналитики были пессимистичны в своих оценках будущего, наблюдая все большее укрепление авторитарных тенденций в России, Азербайджане, Армении и странах ЦА. 

Такие настроения ярко выразила  американский исследователь Дженифер Муртазашвили из Питсбурга в 2014 году в своем исследовании «Три причины, почему в Узбекистане не будет революции» (характеристики вполне можно было бы отнести ко всем постсоветским авторитарным режимам):

- режим Ислама Каримова является прочным, потому что, во-первых, его политика обеспечила высокие темпы экономического развития; во-вторых, произошло гибкое слияние интересов кланов и государства; в-третьих, используются меры репрессивного характера против любого проявления недовольства;

- власти – это «стационарный бандит», который грабит в такой пропорции, чтобы ограбляемый имел возможность выживать и работать дальше, обеспечивать себя доходами и «бандита»;

- небольшой уровень социального неравенства не стимулирует людей на мятеж/революцию;

- у нынешнего режима нет альтернативы в лице политических лидеров;

- когда И.Каримов пришел к власти, у него не было конкурентов не только в политических кругах, но и в гражданском сообществе;

- правительство так эффективно перераспределяет ресурсы, что у населения существует определенный уровень самодостаточной жизни;

- власти умело используют институт махалли за контролем населения и предотвращения проявления протестного потенциала;

- создана система социальной поддержки, и это обеспечивает доверие людей к властям.

Однако сегодня в условиях кризиса все указанные факторы
 
Уход Каримова был предопределен велением времени перемен, которое затронуло всю Евразию, и в той или иной форме трансформирует авторитарные или полуавторитарные режимы восточного типа в преддемократии или демократии.
проходят стремительный процесс саморазрушения, формируя революционные настроения во всех  слоях общества, обманутого необоснованными перспективами неуклонного роста экономики и социального благополучия. Власть уже имеет дело не с политическими оппонентами, а со всей массой населения.

На этом этапе развития постсоветского пространства, когда уже прошло 25 лет после распада СССР и новые страны набрались опыта самостоятельной государственной традиции и наладили прямой, хотя и противоречивый, международный диалог с западным сообществом, в нестабильности более всего не заинтересованы США.

В эпоху развала Союза США умело использовали нестабильность переходного периода для внедрения в постсовесткое пространство и установления своего влияния, которое неуклонно усиливается и особенно в периоды экономических кризисов.

На нынешнем этапе США заинтересованы в формировании стабильных, прогнозируемых партнеров, разделяющих общие ценности и нормы поведения, определённых международным правом и обязательствами. Бывший советник президента США по национальной безопасности Збигнев Бжезинский еще  в первые постсоветские годы считал, что национальные интересы США могут обеспечить только демократические режимы. Подразумевая под интересами  не использование демократии в качестве инструмента управления такими государствами, а создания консенсуса интересов, которые обеспечивают безопасность и развитие каждой из сторон. Такой наглядный пример сложился в Европе после Второй мировой войны и других регионах мира, где выстроена подобная модель.

Последняя переговорная   активность Вашингтона на евразийском пространстве, показывает, что в последующем США будут использовать формулу мягкого, но последовательного давления на страны, находящиеся в транзакции между авторитаризмом и демократией, так как после ухода в мир иной советских  политических  могикан, не испытывают серьезного препятствия для реализации доктрины своей национальной безопасности.

Вызванный экономическим кризисом конструктивизм Путина, Лукашенко, Назараева,  Алиева, Саргсяна, Рахмонова и др. показывает, что поставленные перед фактом революции или эволюции лидеры, все более предпочитают второе. И мир становится свидетелем формирования различного рода реформистских инициатив  в  этих странах.

Россия как ведущий игрок на постсоветском пространстве в не меньшей степени заинтересована как в собственных реформах, так и по периметру своих границ, что усиливает ее внешнюю безопасность и создает более благоприятные условия для внедрения в развивающиеся соседние рынки, так и привлечения новых финансовых и материальных ресурсов.

Визит президента Владимира Путина Самарканд  наряду с почтением памяти Каримова, был также и посланием всем, что Москва поддерживает последующий  ход развития истории в Узбекистане, который предстоит возглавить согласованному приемнику Каримова Шавкату Мирзяеву.

Московский Центр Карнеги еще до смерти Каримова предположил, что власть после его ухода, будет менее репрессивной и больше ориентированной на реформы. 

Выводы центра  были небеспочвенными. В октябре 2015 года  госсекретарем Джоном Керри в  Самарканде был запущен новый формат  С5+1 (страны ЦА+США). Формат призван повысить роль США в регионе, против которой, как может показаться  странным, теперь ничего не имею против постсоветские среднеазиатские республики. Это наглядно выразил министр иностранных дел Таджикистана Сироджиддин Аслов, который  в своем выступлении перед коллегами заявил, что присутствие США в экономике стран Центральной Азии будет способствовать росту экономического развития и стабильности в регионе. 

Аналитическая служба Туран

КОММЕНТАРИИ

 





(ru) Все права защищены! © 2007 - Contact online news : При использовании материалов активная гиперссылка на www.contact.az обязательна
(en) All rights reserved! © 2007 - Contact online news : When reprinting, active hyperlink on www.contact.az required.
 
Powered by © Contact Online news, 2007 - 
Email: editor.contact.az@gmail.com